15:50 

Изменить прошлое, день второй

Ортенсия
День второй. 1. Начало дня

Нефрит закрыл глаза, вытянувшись на постели. Он проснулся ранним утром, и заснуть снова не получалось. Почему-то было тревожно, хотя причин этого Второй Лорд не знал. На сегодняшний день все шло по плану. Джедайт должен был выяснить, кто мог сопротивляться юмам из Темного Королевства, а также собрать какое-то количество энергии. Разумеется, Третий не подозревал, что в определенный момент подконтрольные ему демоны станут приносить меньше энергии, и королева будет недовольна. А затем появится Нефрит с новым, гораздо более лучшим планом, и это задание поручат ему.

Он ничего не имел против Джедайта - собственно, тот был единственным, к кому Второй Лорд относился нейтрально - но друзьями они не были, и доверие Королевы и собственное положение были дороже.

И именно поэтому Нефрит, провалявшись пару часов в постели, телепортировался на Землю. Убежище, о котором не знает ни королева, ни остальные Лорды - что может быть лучше? И пока энергию добывает Джедайт, Второй Лорд может беспрепятственно гулять по Токио, ведь королева не будет за ним следить.

Правда, для того, чтобы создать это убежище, нужно было приложить усилия.

Получить документы на имя Масато Санджоина было просто, хватило личного обаяния. Нефрит обворожительно улыбался девушке, которая оформляла документы, та млела и хлопала глазами. Само имя Нефрит подсмотрел в сводках пропавших без вести в газете, которая попалась ему на пути. Его не интересовало, что случилось с тем, чьим именем он назвался. Но если бы явился настоящий Масато, Второй Лорд оказался бы в невыгодном положении. Задействовав свою силу и обратившись к звездам, он увидел тонкую нить судьбы этого человека, которая несколько часов назад прервалась. Нефрит даже видел место - несчастного поглотили воды реки, и тем более одному из Ши-Тенно не стоило бояться разоблачения.

От Масато Санджоина ему достались счет в банке, особняк в Токио и красная Феррари. Что ж, быть миллионером Нефриту уже нравилось. Ехидно ухмыляясь и надевая темные очки, он направился к своей машине, и...

Кто-то почти сбил его, и Лорд едва устоял на ногах.

- Эй, смотри, куда идешь! - услышал он возмущенный голос. Обернувшись, Нефрит увидел, что говорила девушка. Ее нельзя было назвать красавицей, но в ней безусловно имелась какая-то изюминка. Непростой, непокорный характер увидел в ней Нефрит, так же как нелюбовь подчиняться и своеволие.

Лорд обворожительно улыбнулся девушке, подавая ей руку, чтобы помочь подняться с земли.

- Прошу прощения у столь прекрасной леди, - произнес он, но незнакомка, проигнорировав его, встала сама.

- Вы прощены, - фыркнула она, показывая, что чары этого красавца не действуют на нее. Таких типов Мако распознавала с первого раза и терпеть не могла - наверняка же он разбил сердца многим девушкам!

А глаза у него и вправду красивые, очень глубокие... Но Мако тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли. Наверняка же девушки штабелями падают...

Тем временем тот снова улыбнулся ей, и в этой улыбке было чуть больше искреннего веселья.

- Что же... могу ли я пригласить вас на чай в честь знакомства? - сказал он, и Мако поморщилась, потому что он переиграл. Слишком много сладкой патоки было в его словах. Если он хотел завоевать ее симпатию, ему нужно быть чуть более настоящим.

- Нет, - кратко ответила она. - Я спешу, извините.

К ее облегчению, незнакомец не стал ее преследовать.

...Нефрит смотрел вслед девушке и жестко улыбался. Она была первой, кто не поддался его чарам.

- Ну что же, мы еще поиграем... - прошептал он. Ему нужно проследить за ней. Юм Нефрит посвящать в дело не хотел, но эти куклы были не нужны ему.

Второй Лорд никогда не жаловался на свои способности. Выследить ее будет просто.
2. Вспомни и поверь

Забирать чужую энергию было так легко.

Джедайт просто шел по улицам Токио, выбирая наиболее людные улицы. Ему хватало лишь взгляда, чтобы наложить на случайных прохожих несложное заклятие. Большинство из них даже не заметит, что у них пропала часть энергии. Лорд не собирался нарушать договор.

Полученной энергии хватит на то, чтобы Королева была довольна. Да, Металлии нужны силы, но для ее возрождения нужно и время. Джедайт был уверен: Берилл не станет требовать больше.

Мало кто обращал на него внимание. Молодой человек в строгих серых брюках и белоснежной рубашке почти не выделялся из толпы. В городе было тепло, и Третий Лорд снял китель.

Уже скоро он соберет достаточно и сможет вернуться к королеве. Точнее, смог бы - если бы не увидел в толпе прохожих одну свою знакомую. Проницательный взгляд девушки проник в его душу. Лорд не знал, о чем она знала, что смогла увидеть или почувствовать. Одно было несомненно ясно: глаза ее были полны тревоги. Лорд не знал раньше о способностях Марс к предвидению, но знал точно: из-за его неосмотрительности едва не случилось непоправимое.

И ему нужно исправить это, пока у него еще есть эта возможность.

- Мисс Рей. - произнес он, поднося ее ладонь к губам; искренность в его голосе не была наигранной. Она чуть покраснела и отвела взгляд, но почти тут же, вспомнив, при каких обстоятельствах они встретились, вновь посмотрела ему в глаза.

- Вы позволите мне все объяснить? - непривычно мягко продолжил Джедайт, и сенши Огня, все еще глядя ему в глаза, согласилась.

...Они сидели в одной из комнат храма Хикава и пили сладкий чай. И там, сидя на циновке, Джедайт рассказал ей все - про Берилл и Темное Королевство, про договор с сенши. И лишь об одном умолчал: о том, как, направляясь в храм, почувствовал на себе взгляд, от которого по душе пробежал холодок. Чужой взгляд, опасный, лениво-изучающий, словно не хотел его отпускать.

Конечно же, когда Джедайт повернулся, он не увидел никого, кто мог смотреть на него так.

- Итак, ты и лорд Кунсайт заключили с сейлор сенши договор о ненападении, - после недолгой паузы заговорила жрица Огня. - И, если верить тебе, я являюсь... одним из воинов?

- Да, - ответил Джедайт и в безотчетном порыве накрыл своей ладонью руку Рей. Ее пальцы были таким теплыми. - Ты воин Огня, Сейлор Марс. И...

И от этой теплоты в его голосе что-то двинулось ее душе. Порыв - навстречу, порыв - улыбнуться ему, порыв - тепло и нежность от прикосновения к руке... Наверное, помогла и ее сила.

Потому что перед ее глазами замелькали картины Серебряного Тысячелетия.

Огненная огромная планета, которая в те времена была живой. Ее замок на Марсе, аромат знаменитых марсианских лилий, еще неизвестная ей планета Земля, первый визит землян на Луну, налаживание дипломатических отношений.

И - глаза Третьего Лорда, опасные, настороженные - но только не для нее. Для принцессы Марс он был бесконечно теплым и нежным.

...Она определенно встречала его в прошлом. Но как, где?

И в этот момент Джедайт ощутил тот самый взгляд, направленный на него. Чужой взгляд излучал недвусмысленную угрозу, и Третий Лорд не мог ее игнорировать. Не сейчас, не когда опасность может грозить Рей...

- Прошу прощения. - сказал Лорд сенши. - Мне нужно идти. Срочно. И спасибо.

Потому что Джедайт знал: несмотря на все странности его рассказа, Рей поверила ему. В глубоких карих глазах было что угодно, но только не враждебность.

"Я никому не дам тебя в обиду. И наша история закончится иначе, вот увидишь".

...Нефрит ухмыльнулся и отошел от храма. Телепортироваться сейчас не стоило. Третий Лорд всегда ревниво оберегал свои секреты, и он способен был почувствовать чужую энергию.

Определенно, проследить за Джедайтом было верным решением.
3. Ошибка

Джедайту не пришлось долго гнаться за неизвестным.

Тот умел теряться в толпе - стайка школьниц, решивших прийти в храм Хикава, и несколько взрослых были куда как некстати. Но, когда незадачливые посетители остались позади, прятаться стало негде. Неизвестный свернул в переулки - у Джедайта не было достаточно времени, чтобы увидеть его, он словно ускользал от взора Лорда.

А потом все кончилось - разом, в один момент. Стоило только свернуть на прямую улицу.

...Стоило только по-настоящему увидеть этого неизвестного.

Нефрит. Джедайт понял неожиданно четко: это мог быть только он. Только у Лорда Звезд хватило бы умения проследить за ним так, чтобы он не заметил. Только Нефрит не помнил, что произойдет, и не знал о договоре с сенши.

Второй Лорд остановился, как только почувствовал его обжигающий взгляд. Обернулся, посмотрел на него насмешливо - мол, что тебе?

Джедайт не сомневался: он сможет разыграть эту карту. У Нефрита нет причин рассказывать Берилл о том, что он видел сейчас. Видел, а не слышал - в этом Джед был уверен, Нефрит не подходил близко. То, что узнал Звездный Лорд, не преступление; Берилл безразлично, чем занимаются ее Лорды, если те исправно приносят ей энергию. Если это не переходит в угрозу тому, чем они должны заниматься в первую очередь.

Все, что нужно - не дать Нефриту почувствовать в нем слабину. И не допускать ни одной мысли о том, что случится иначе.

- Нефрит, - холодно сказал он. - Осматриваешь окрестности Токио?

Тот развернулся к нему и улыбнулся - холодно и насмешливо.

- Да, именно так, - ответил он и шагнул в портал.

Джедайт прислонился к стене одного из домов, чувствуя, как бешено бьется сердце. Ему нельзя было делать ошибки, но одну из них он уже совершил.

Нужно быть более осторожным. Джедайт знал: Нефрит придержит свой козырь. Врагов нужно устранять эффектно, в этом был весь Нефрит: осторожно следить, дожидаясь, пока противник совершит ошибку - а потом, улыбаясь, выложить все козыри на стол.

Время еще есть, но расслабляться нельзя. Вспомнив о том, что он до сих пор стоит на улице, Лорд дошел до прохода между двумя домами. Он был уверен - в тесном и темном переулке его никто не увидит.

Ему нужно было успокоиться. Он должен предстать перед Берилл таким, как обычно.

Иначе это закончится слишком быстро.

У Джедайта не было желания умирать.

Воздуха не хватало, и Лорд рванул воротник рубашки. Тот порвался с глухим треском, зато дышать стало легче. Он сам не замечал, как тесно и душно ему в этих официальных костюмах, в строгих рамках, которые он должен соблюдать...

Но довольно. Время вышло.

Лорд щелкнул пальцами - на нем была уже новая форма. И телепортировался в Темное королевство, преклонил колено перед Берилл.

- Я довольна тобой, Джедайт, - провозгласила королева, когда он выпустил собранную энергию. - Но помни, что мне нужно еще больше!

- Да, моя королева, - почтительно произнес Джедайт и телепортировался в свои покои.
4. Хороший день

Для Усаги этот день был особенно светлым и радостным.

Казалось бы, ничего необычного не произошло — она, как всегда, не услышала будильник, так что ей пришлось бежать в школу и завтракать буквально на ходу, а потом слушать скучные уроки.

Но Усаги, а точнее Серенити, помнила, какой ценой достался им этот мир.

И радовалась каждому мгновению этого дня, когда спешила на уроки, приветствуя всех знакомых и махая им, если они были далеко; радовалась ясному солнышку, лучи которого ласково грели макушку; и даже улыбнулась приветливо мисс Харуне, за минуту до звонка влетая в класс.

И уже тогда, в классе, она заметила, что рядом с учительницей стоит девочка. "Новенькая" — сразу сказала бы прежняя Усаги; но нынешней эта девочка была хорошо знакома.

...Ами Мицуно. Одна из сейлор сенши, мозг команды и близкая подруга Усаги. Она всегда невозмутима и спокойна, и лишь благодаря ее уму и выдержке сейлор воины спасались из весьма опасных ситуаций. Усаги почти перестала следить за учительницей, погрузившись в свои мысли - и мисс Харуно заметила это.

— Усаги, перестань витать в облаках! — строго сказала она, и Усаги состроила негодующую мордочку.

— Да, мисс Харуна, — покорно ответила она, понимая, что ее учительница была права. Но отвлекаться от занятия после этого не перестала.

День прошел хорошо. Усаги вполуха слушала объяснения учителей, отвечая невпопад, если ее спрашивали(потому что школьная программа была скучной, а часть ее она знала и так). После уроков она пригласила Ами поиграть на автоматах - и тепло улыбалась, видя, как юная Мицуно устанавливает новый рекорд и как в подарок ей достается голубой фломастер.

Который на самом деле был жезлом перевоплощения, но — тсс! — мы об этом никому не скажем.

А когда Ами нужно было идти домой, Усаги предложила проводить ее до дома и была накормлена печеньками.

Так получилось, что когда Усаги вышла из дома семьи Мицуно, солнце уже начинало садиться. Было достаточно поздно, и Усаги решила пойти домой...

И увидела невдалеке храм Хикава.

Взобраться по белым высоким ступеням было нелегко, и Усаги часто останавливалась. Ну не привыкла она к физическим нагрузкам, ну так и что? И вообще, это же лишний урок физкультуры! Но желание увидеть подругу было сильнее, и Усаги упрямо шагала вперед.

И вот уже перед ней широкий двор храма, освещенный солнцем, и его мико, подметающая двор своей знаменитой метлой.

— Уже поздно, и храм закрыт. Извините, но мы больше не принимаем посетителей, — сказала Рей подошедшей Усаги, приветливо улыбнувшись ей. Усаги знала, что эта улыбка ненастоящая, ее жрица приберегала для посетителей.

— А...э... — произнесла она, вдруг вспомнив, что забыла придумать предлог. Это раньше Сейлор Мун могла заявиться к подруге в любое время, а сейчас...

— Меня зовут Усаги! — выпалила она, улыбнувшись Рей светло, радостно — по-настоящему. — Я просто хотела с тобой познакомиться, вот!

— Усаги? — задумчиво повторила Рей, и взгляд ее стал задумчивым, бездонным — будто она искала какое-то утерянное воспоминание. Или думала о том, стоит ей делать шаг навстречу — или все же нет.

— Думаю, нам нужно поговорить. Идем, — приняла решение жрица и провела гостью в дом.
5. Чаепитие

Весь этот день Рей не чувствовала ничего тревожного. Солнце светило ярко, и его лучи ласково грели макушку. Но Рей было некогда подбирать метафоры и описывать природу. В храме для нее всегда находилось дело: подмести двор или же изготовить новые амулеты. От их продажи зависело благосостояние храма, так что Рей никогда не отлынивала от этой работы. Общение с покупателями было одним из ее любимых дел — но жрица не могла не признаваться себе в том, что от шумных толп посетителей она уставала. Иногда наутро у нее болела голова, иногда затекали ноги — Рей все время приходилось показывать любопытным храм. Но обычно она планировала день так, чтобы подобного не было, и толпы туристов стекались в храм лишь в дни больших праздников.

Сегодня был обычный день. Толп туристов не предвиделось, и Рей, проводив последних гостей, взялась за метлу. Порыв ветра вынудил ее отвернуться, закрыть глаза — а когда девушка вновь открыла их, она увидела, что по лестнице поднимается еще кто-то.

Это была девочка, - поняла она секунду спустя. Обычная девочка лет четырнадцати, ровесница самой Рей. Только вот жрица сразу почувствовала ее необычайно сильную энергию.

Теплой и открытой улыбке Усаги нельзя было не поверить, и Рей, поддавшись ее обаянию, пригласила ее в дом. И, уже входя в гостиную, вспомнила, кем могла быть ее новая знакомая.

...Джедайт почти не рассказывал ей о том, кем же были те сенши, личность которых он должен был раскрыть. Рей знала, кем является — но помнила лишь прошлое, а будущее все еще оставалось от нее скрыто.

— Меня зовут Рей, — представилась она и поняла, что Усаги и так знает это. Та, конечно, кивнула и произнесла "Очень приятно", но по сравнению с ее недавней искренней улыбкой это смотрелось... неестественно. Словно та в последний момент вспомнила, что ей нужно притворяться, и поспешно выдала подходящую случаю реакцию.

— Извини... Ты не поможешь мне заварить чай? — обратилась она к Усаги. И получила еще одно доказательство того, что эта девчушка ее знает.

Потому что Усаги, опять улыбнувшись, ответила: "Да, конечно", а потом, получив указание, где и что искать, направилась именно к нужной полке. Фокус был в том, что постороннему человеку потребовалось бы несколько секунд, чтобы оценить обстановку и понять, где же скрываются чайные запасы, а Усаги делала это так непринужденно, как будто заглядывала сюда по пять раз на дню.

Совместными усилиями чай был приготовлен за несколько минут, и, когда девушки расположились около низенького столика, настало время начинать разговор. Усаги чуть потупилась и замолчала — не знала, как начать столь сложный разговор.

Рей была уверена, что Усаги — одна из сенши, и, скорее всего, она помнит будущее. Вопрос был в том, стоило ей доверять или нет; но, скорее всего, стоило. В конце концов, ни у кого из врагов не может быть такой искренней улыбки.

И поэтому Рей заговорила сама.

— Давай я тебе помогу, — мягко сказала Рей. — Ты, как и я — одна из сейлор воинов, защитница любви и справедливости. Твоя задача — уничтожить врагов Земли, то есть Темное Королевство.

— Рей! — на секунду взвилась Усаги. А потом заговорила спокойнее, медленнее, так, как будто пыталась оправдаться. — Да, это так, мы должны уничтожить врагов Земли. Но... понимаешь, некоторые из них раньше не были врагами! — она вновь начала говорить быстро, эмоционально — и искренне. — Они были силой подчинены злу! А сейчас... — Усаги осеклась, и Рей поняла, почему: если бы она не знала всю эту историю, понять, что же происходит, она бы не смогла.

— Усаги, — начала она. — Это я знаю. Я видела Джедайта, и он рассказал мне о том, что будет.

После этого Усаги уставилась на нее, и в ее глазах было написано огромное удивление. А еще — Рей была в этом уверена — этой хитрюге очень хотелось высказать какую-то тайну, но она не решалась это сделать.

— Я согласна с тем, что при определенных условиях лорды могут не сражаться против нас, однако Металлия будет постепенно набирать силу, и рано или поздно нам придется встретиться с ней, — медленно, словно раздумывая, произнесла жрица. — Но, кажется, ты сказала, что лорды не всегда служили Темному Королевству?

— Да, — кивнула Усаги. — Они были генералами и друзьями Эндимиона, принца Земли.

Рей нахмурилась. Она могла вспомнить принца, но его образ был далеким и словно полустертым. Об этом она и сказала Усаги — и та, не выдержав, спросила:

- Разве ты не помнишь? Джедайт был твоим возлюбленным...

Рей почувствовала, как против воли краснеют щеки. Услышанное было слишком... смущающим, Рей не хотела в это верить. Она успела понять: Джедайт ушел не просто так. И пока их общение представляло для Лорда опасность, она не позволит себе думать об этом.

Чтобы не накликать беду.

И поэтому Рей схватилась за метлу.

— Ах ты! — столик чуть наклонился, чашки чудом не полетели на пол. — Хитрюга! — больше слов не было; Усаги проворно увернулась и выскочила из комнаты. — Не возвращайся сюда больше! — прокричала Рей ей вслед и опустила метлу, успокаиваясь.

И лишь потом заметила, что спешно убегающая Усаги оставила у нее свой портфель.
Комментарий к части

По просьбам читателей - говорю, кто что помнит.
Рей помнит Серебряное Тысячелетие, но не все, без любви к Джедайту.
Серенити помнит все вообще.
Эндимион помнит СТ, опять же - фрагментарно, без Ши-Тенно.
Минако я пока скрою, пусть будет секретом.
Ами не помнит ничего, насчет Мако - я подумаю, она пока не перевелась в школу)

Из Лордов помнят то, что с ними случится, Кунсайт и Джедайт, знает об этом Зой.

Скоро начнется экшн))) Примерно через главу.
6. Я доверяю

Был уже вечер. Зойсайт знал, что там, за пределами Тёмного королевства, постепенно угасают лучи солнца.

В точке D всегда было темно. Откуда-то из щелей лился холодный свет, но его было недостаточно, чтобы без опаски передвигаться по коридорам. Путь освещали факелы или волшебные светильники, но их свет не доставал высоких потолков из мрамора, отчего темнота становилась еще гуще.

Раньше Зойсайт не замечал этого — просто проходил по пустым коридорам, тревожа тишину; но сейчас подобная беспечность была опасной.

Даже не из-за самих коридоров, темнота в которых никак не могла навредить Лорду.

Потому что Зойсайт хранил тайну, выдавать которую было нельзя. В тот вечер — кажется, это было вчера, но казалось, что прошло несколько дней — Кунсайто-сама позвал его к себе. И, придя к учителю по первому зову, Зойсайт не увидел — почувствовал: что-то изменилось в Ледяном лорде. Словно лед, который Зойсайт всегда видел в его глазах, чуть отступил, и лорд Кунсайт стал немного более живым.

Тогда учитель рассказал ему, что он помнит. Зой понимал: в тот момент учитель доверялся ему больше, чем когда бы то ни было. Зойсайт не поверил бы, счел это шуткой — но что-то внутри него говорило: да, это правда. И поэтому Зой знал: он никогда, ни за что не выдаст тайну королеве Берилл.

Тогда Зой не говорил почти ничего — лишь сидел в кресле да слушал внимательно. А потом, увидев, что учитель ждет его реакции, встал, поклонился низко и сказал: "Спасибо за доверие, Кунсайто-сама. Я всегда буду на вашей стороне".

На этом их встреча закончилась — Зой телепортировался к себе, ему нужно было время, чтобы подумать и осознать то, что он услышал. Хотя итог оставался неизменным.

Он никогда не предаст учителя. А королева... что ж, Зойсайт не сомневался, что она рано или поздно пожертвует ими. Только в тот раз это произошло быстрее. Идея договора с сенши внушала ему определенные опасения — но учитель знал лучше, и Зой понимал: пойти против королевы сейчас — самоубийство.

Хранить внутри себя эту тайну оказалось сложно — потому что нужно было контролировать не только поступки, но и эмоции. Зойсайт знал: стоит ему вызвать подозрение Берилл, и за ним начнут пристально и тщательно следить. Даже если королева не пойдет на такие меры, на доверие можно не рассчитывать.

И Зойсайт старался. Он запрещал себе думать о том, что сказал ему учитель. Перед королевой он должен быть невозмутимым могущественным Лордом, от этого зависело слишком многое.

Лорд Огня не мог позволить себе ошибиться.

И он справлялся, хоть гулкая пустота звоном отдавалась в ушах. Он контролировал эмоции, и его лицо со стороны казалось застывшей маской. Но, выходя из тронного зала, Зойсайт понимал: он может позволить себе расслабиться. Хоть на чуть-чуть.

Но Зой знал: доверие, которое он не предал, окупается с лихвой.

...В последнее время учитель стал чаще оглядываться — как будто думал, что Зойсайт, всегда следовавший за своим учителем, может исчезнуть. Напрасно: он вовсе не собирался исчезать. Но Зой знал, что это проявление доверия и заботы, которые Ледяной лорд никогда бы не выразил словами, и поэтому ничего не сказал Кунсайту.

Учитель тренировал его, не забывая про холодное оружие и магические щиты, и Зойсайт непременно возмутился бы этому, если бы не странное, тяжелое выражение глаз учителя. Не сразу Огненный догадался, что это связано с его прошлой (будущей? нет, это не повторится вновь) гибелью. Об этом учитель не сказал ему почти ничего — лишь проронил пару общих фраз, и голос его в тот момент был глухим.

Занятия на сегодня были закончены, но после короткого отдыха Зой незаметной тенью прошел к комнатам наставника.

Кунсайт был здесь, в этом Огненный лорд убедился, осторожно открыв дверь. Та чуть скрипнула, и учитель повернул голову, заметив Зоя.

— Могу ли я войти, Кунсайто-сама? — спросил Зой; у него не было никакого дела, но наставник был самым близким ему человеком, и, может быть...

— Конечно. Заходи, — ответил Кунсайт, и наблюдательный Зой заметил искорку тепла, что на миг промелькнула в глазах старшего Лорда. Огненный проскользнул внутрь, аккуратно закрыл за собой дверь — и вместо того, чтобы сесть на одно из свободных кресел, подался вперед, опускаясь на мягкий ковер возле ног учителя, и положил голову ему на колени. Зой смотрел вперед, на огонь в камине — но даже не смотря на Кунсайта, он знал, что тот чуть улыбается. Лишь чуть-чуть, потому что наставник почти никогда не позволял себе проявлять эмоции.

Зой пропустил момент, когда его волос коснулась твердая уверенная рука. Кунсайт никогда не ласкал своего ученика, его отношение к себе Зой читал по незаметным для других знакам — по выражению глаз, в которых иногда проскальзывали забота и тепло, по осторожным движениям рук, когда он исправлял ошибки ученика или колдовал сам.

Учитель все еще гладил его по волосам, и Зой благодарно закрыл глаза. Учитель был для него всем, рядом с ним Зойсайт чувствовал себя в безопасности, и только здесь и сейчас он мог отпустить все свои тревоги и расслабиться. Он никогда бы не пошел "дальше" и даже не знал, что же это "дальше" значит — его и лорда Кунсайта и так связывала прочная нить доверия, которая стала еще крепче за последние дни.

Если бы Зой смог выразить свои чувства, он сказал бы, что Кунсайт заменил ему семью, которой у него никогда не было.

Но лорд Огня не знал, что такое семья, и постепенно заснул.

...И когда Кунсайт заметил, что его ученик уже спит, он взял Зойсайта на руки, телепортировался в его покои и осторожно положил на кровать. А потом, немного постояв возле Огненного, ушел.

Потому что тайна должна оставаться тайной.

Берилл вовсе незачем об этом знать.
7. Противостояние

В это время Нефрит находился в своих покоях. На столике перед ним стоял бокал вина, но Лорд не отпил из него ни капли.

Нефриту было тревожно. Он понимал, что Джедайт никогда не простит ему слежку. Раньше им было незачем конфликтовать — но Джедайт не любил вторжений в свою жизнь, особенно в ту ее часть, что он считал личной. Теперь от него стоило ожидать неприятных подарков любого рода — а в том, что Джедайт может такое устроить, Нефрит не сомневался. В конце концов, Четвертый был мастером многоходовых комбинаций и манипуляций.

Но это было привычным. Нефрит не помнил, когда соперничество между Лордами перешло на другой план, превратилось в игру, правила которой знали все четверо Лордов. Но это произошло, и теперь эту игру можно было оставлять за плечами, воспринимать как некий постоянный фон. Да, это могло быть опасно — но только если забудешь следить за союзниками, которые в какой-то момент могут превратиться в противников.

И Нефрит знал: на самом деле его беспокоит совсем не это.

Когда Джедайт был с той девушкой, он был... другим. Настоящим.

И это тревожило больше всего, не давало покоя. Нефрит знал: на самом деле они, все четверо — пленники, обреченные раз за разом возвращаться к началу, обреченные вечно враждовать и пытаться получить место другого. Нефриту было плевать на Металлию, на Берилл, в общем-то, тоже. И, отправляясь на Землю, он в первую очередь хотел вырваться — хоть на короткое время — из этого круга.

И сейчас Нефрит не знал, но чувствовал: Джедайт этот выход нашел. И это бесило — потому что Нефрит не мог этого сделать, и собственная беспомощность только подстегивала постепенно нарастающую злость.

К черту все продуманные логичные планы, к черту холод и мерзость Темного Королевства! Ему нужно действовать быстро. Идея пришла в голову быстро, и за пару минут в голове Нефрита сложился план.

***


Рей почувствовала приближение тьмы.

За несколько секунд сумела развернуться к ее источнику — на иное, увы, уже не оставалось времени. Замерцал темно-синий портал, и из него вышел...

Нефрит. Так, кажется, его звали? Рей не помнила точно, воспоминания были туманными, а отвлекаться было нельзя.

— Ну, здравствуй, девочка, — произнес он, улыбнувшись, но улыбка его была жесткой. Так говорят, когда считают себя кошкой, которая играет с мышкой, прежде чем съесть ее. Рей не ответила, только продолжала внимательно следить за ним.

— И что в тебе нашел Джедайт, интересно? — хмыкнул Нефрит, делая шаг вперед; в этот момент он был похож на готовую к прыжку рысь. Пытается спровоцировать? Раздразнить? Скорее первое — но как, откуда узнал? Рей тут же вспомнился поспешный уход Джедайта — и чей-то холодный взгляд, который преследовал их.

Нефрит был единственным из Лордов, кто не знал о договоре с сенши. И единственным, кто мог его нарушить.

— Все ясно. Ты следил за нами, — ответила Рей. Нефрит хочет поиграть? Что ж, пожалуйста! Принцесса Рейана никогда не боялась опасности и не отступала перед врагом.

— Верно. Умная девочка, — ухмыльнулся Нефрит; Рей поморщилась — это обращение выводило ее из себя, и уже готова была ответить какую-нибудь резкость, как вдруг...

— Нехорошо разбрасывать вещи, — неожиданно серьезно сказал Лорд, наклоняясь за портфелем, который, как знала Рей, забыла Усаги. Нефрит наконец-то сбросил маску шута и перестал паясничать — но только потому, что теперь он увидел то, что было ему нужно.

Рей отнюдь не была беззащитна. Она понимала: Нефрит не должен узнать настоящее имя Сейлор Мун. Были свои преимущества у жрицы Священного Огня.

— Все, что движется ко мне, пусть движется обратно! — крикнула она, и Нефрит отступил назад, сбивая пламя с кителя; бумаги, выпавшие из портфеля, сгорели до того, как коснулись земли. Рей понимала: она может рассчитывать лишь на скорость, потому что Нефрит не попадется на такую простую уловку второй раз. Рядом не было верного лука, который канул в Лету в Серебряном Тысячелетии, и во всем храме она бы не нашла холодной стали. Значит, оставалась лишь...

И Рей со всей силы приложила Нефрита метлой.

...Разумеется, она не смогла бы победить одного из Ши-Тенно. Рей рассчитывала на другое. Усаги почувствует и темную магию, и ее атаку и примчится сюда; она должна быть не так далеко, чтобы...

Но, видимо, не судьба. Усаги убежала минут двадцать назад; Рей знала, что она ни за что не оставит подругу в беде. Но неподалеку уже поднимался Нефрит, и на миг жрице стало отчаянно страшно.

— Тебе стоит позвать Джедайта. Сейчас, — приказал Нефрит; игры кончились, и его магия могла стереть дерзкую девчонку в порошок. Рей также понимала это — но сдаваться не собиралась и усилием воли подавила страх.

Она никогда не играла в чужие игры. Не станет играть и сейчас. Не станет исполнять то, что требует от нее Нефрит. Метла в ее руках разлетелась на щепки, и Рей бросилась в сторону, понимая, что следующей станет она.

Но Джедайт все же пришел.

— Не стоило тебе этого делать, Нефрит, — выдохнул он, выходя из тени; в глазах его был лед.

— Почему же? — холодно усмехнулся Второй Лорд. — Мне хотелось посмотреть, на что годится твоя игрушка. Подумай, неужели ради нее ты готов рискнуть столь многим? Предать ту, которой клялся служить вечно?

Джедайт не ответил — только приготовился к атаке.

И в этот момент тишину разорвал чей-то звонкий голос.

— Эй, ты! Я Сейлор Ви, и я борюсь с преступниками! Сдавайся, и я пощажу тебя! — выкрикнула светловолосая девушка. Кто она, Рей не могла сейчас вспомнить, но имя сейлор воина было ей незнакомо. На лестницу, наконец, взбежали Сейлор Мун и Такседо Маск, и Нефрит, видя численное превосходство противника, чертыхнулся и исчез в портале.

Рей перевела дыхание, пытаясь успокоиться. Подобная встреча далась ей нелегко. От Усаги она только отмахнулась — своими сожалениями она только мешала, Сейлор Ви уже исчезла, с Такседо Маском она вежливо поздоровалась...

И потом увидела, что Джедайт стоит неподвижно, внимательно глядя на нее. В душе вновь возникла волна эмоций, но Рей понимала, что это не к месту и не ко времени, и никак это не прокомментировала.

— Что ж, — произнесла она. — Давайте поговорим?
Комментарий к части

1. В аниме Рей, еще не будучи сенши, по ошибке атаковала Усаги. Думаю, одной из слабых атак ("Все, что движется ко мне, пусть движется обратно") - как раз ту, которую применила при встрече с Усаги - она могла владеть, не прибегая к перевоплощению.

2. Речь Сейлор Ви не похожа на речи канонических сенши. Но поскольку Минако не называет себя Сейлор Венерой и не знает остальных сенши, она не может произносить канонную речевку ("Я покараю тебя именем Венеры"). К тому же Сейлор Ви охотилась за преступниками и могла предлагать им сдаться.

8. Откровенность

Усаги устала довольно быстро.

Чтобы не попасть Рей под горячую руку, ей пришлось бежать, но уже через пять минут она остановилась, посчитав, что теперь Рей не сумеет ее догнать. Усаги знала: гнев огненной жрицы столь же силен, сколь и скоротечен, и в худшем случае Рей, придя в школу, дулась бы на нее пару дней.

Усаги улыбнулась — все же выражение лица Рей было незабываемым — но мгновенно стала серьезной. Слишком уж важным было произошедшее, важным не только для настоящего, но и для будущего. Усаги понимала: ей проще. Проще, потому что вокруг нее — понимающие подруги, всегда готовые поддержать в трудную минуту. Ей не приходилось стоять перед лицом Берилл, которая привела Ши-Тенно к гибели — и притворяться, не давая себя заподозрить.

И именно это беспокоило ее больше всего.

Мир, который был заключен между Ши-Тенно и сенши, оказался хрупким. Обе стороны не сказали друг другу всего — но между ними установилось хрупкое взаимопонимание, и Усаги не требовала большего.

Но она понимала: этот мир не может быть вечным. Рано или поздно пробудится Металлия, извечный враг, о котором не следовало забывать. И хотя у Лордов тоже не было желания вызывать эту силу из небытия, это могло случиться. Поэтому заключенный договор был скорее перемирием; обе стороны еще не были готовы друг другу довериться. Усаги поверила бы тем Ши-Тенно, что были генералами принца; но нынешние еще не вспомнили об этом.

И то доверие, которое Джедайт проявил к Рей, рассказав ей обо всем, было радостным знаком — но одновременно и тревожным. Усаги догадывалась: стоило Лордам совершить хоть одну ошибку, хоть как-то показать свое отношение к королеве — и ситуацию вряд ли можно будет исправить. Рей была дорога Джедайту, и та, судя по ее бурной реакции, чувствовала к нему то же. Усаги знала: эти двое полюбили друг друга еще в Серебряном Тысячелетии, и верила в то, что их союз благословили Небеса.

Но в то же время она понимала, что Рей станет самой большой слабостью Джедайта. Стоит кому-то заметить... стоит кому-то увидеть их вместе, и все может кануть в бездну.

Усаги вздохнула и опустила голову. Мир был очень хрупким, шатким, и любой неверный шаг мог разрушить его. И ей очень тяжело было нести эту ответственность в одиночку. Она шла, не замедляя шага, и в результате врезалась в кого-то и чуть не упала.

— Смотри себе под ноги, Оданго-атама! — услышала она знакомый голос, но теперь в нем можно было услышать не насмешку, а тепло.

— Мамору! — воскликнула она, порывисто обнимая его и закрывая глаза. Рядом с любимым ей всегда было хорошо, и сегодняшний вечер не был исключением. Усаги чувствовала, как уходят все тревоги, как становится спокойнее.

— Тебя что-то тревожит? — мягко спросил Мамору, отпуская ее — лишь чтобы взглянуть в глаза.

— Да, — ответила Усаги. Возможно, ей не стоило рассказывать ему о том, что связывало в прошлом принца Эндимиона и Ши-Тенно; но она не могла больше держать все в себе.

Подул холодный ветер. Усаги поежилась — и вспомнила, что они стоят на освещенной фонарями улице и что говорить здесь о таких важных вещах по крайней мере неразумно.

В следующее мгновение ей на плечи лег теплый пиджак, и она услышала голос Мамору:

- Ты не против небольшой прогулки по крышам?

И стоило Усаги сказать "не против" и по просьбе Мамору закрыть глаза, он поднял ее на руки и, уже в форме Такседо Маска, вспрыгнул вверх. Усаги ойкнула и покрепче прижалась к любимому — все же она немного боялась высоты. Но не успела она по-настоящему испугаться, как Мамору опустил ее, и она открыла глаза.

Мамору принес ее на крышу, и этому она не удивилась. И, сев прямо на еще теплую черепицу, она заговорила.

Усаги рассказала Мамору все, что помнила. О том, что принц Эндимион и Ши-Тенно всегда были вместе и доверяли друг другу как никому другому. О том, как был заключен договор между Землей и Луной — и о том, как, побывав на балу в честь этого события, четверо Лордов и четверо иннеров полюбили друг друга.

Полюбили так же сильно, как их принц и принцесса.

Глаза Мамору оставались серьезными. Он не мог не поверить своей любимой, но осознать и принять то, что Лорды когда-то были для него близкими, было гораздо труднее.

Впрочем, времени на ответ уже не оставалось — потому что в этот момент они оба почувствовали вспышку темной энергии. Усаги резко вскочила. Что произошло? Что она упустила?

— Так будет быстрее, — решительно сказал Мамору и вновь поднял ее на руки. И все то время, пока ветер свистел в лицо, Усаги думала только об одном: Рей.

Рей знает о том, что она сенши, но у нее нет хеншина для перевоплощения.

И если кто-то осмелился напасть на нее...

Несколько минут — и они уже у храма Хикава. Секунда — и Усаги достает хеншин и перевоплощается. Еще две — и они оба выбегают к храму, надеясь, что еще не поздно...

И Усаги поняла, что на этот раз она опоздала. Рей была цела и невредима, и Джедайт защищал ее от другого...

От Нефрита?

Встреча закончилась быстро — быстрее даже, чем Сейлор Мун смогла прикоснуться к Лунной диадеме и атаковать. Нефрит исчез в портале, Сейлор Ви убежала, и Усаги растерянно оглянулась, не зная, что делать дальше.

В этой ситуации предложение Рей поговорить было действительно лучшим выходом.
9. Разговор

Джедайт.

Джедайту было тревожно.

Он знал, что невольно дал Нефриту сильнейший козырь, который можно использовать против него. Впрочем, повторять свою ошибку Джед не собирался. Отныне он будет тщательно следить за своим окружением. Пока что Рей ничего не грозило - но это ненадолго, пока Нефрит не соберет достаточно козырей.

Но все равно Джедайт ощущал смутную, ничем не объяснимую тревогу. Что-то скреблось в дальнем уголке его сердца, настойчиво шепча, что расслабляться рано.

Первым делом, после того как Джед телепортировался в Темное Королевство, он пошел к Кунсайту. Первый Лорд был его союзником, и было бы неблагоразумно ничего ему не сказать. Разумеется, Джедайт ничего не сказал про Рей, ограничился лишь сухим замечанием о том, что Нефрит проводит немало времени на Земле - и не особенно выделяется из толпы. В ответ Джедайт услышал о том, что ему стоит быть осторожным и внимательным, и попрощался. Первый Лорд не стремился получить полное доверие собеседника (в чем Джед его понимал) и мало что мог сделать сейчас. Кунсайту было еще рано вмешиваться, и Джед это понимал. Он передал ту информацию, которой владел сам, и ничего большего не ждал от этой встречи.

Придя в свои покои, он первым делом попытался уложить в голове произошедшее. Эти неполные двое суток были сравнимы с парой недель его прошлой жизни - настолько они были наполнены событиями.

Итак, есть пять сенши, одна из которых принцесса. С ними же и Такседо Маск - однако его Джедайт не считал равным сейлор воинам. Он был слабостью королевы Берилл, и в перспективе можно бы его использовать...

Однако это - потом, в будущем; сейчас еще не пришло время плести интриги.

Есть еще трое Лордов, из которых только один не помнит ничего из прошлой жизни. Нефрит в ближайшее время может стать угрозой - но, несмотря на это, Джедайту не хотелось с ним сражаться. Очень не хотелось. В чем причина этого - он не знал сам. Возможно, в его памяти о той, далекой, почти стертой жизни, в которой он не служил Берилл. Возможно, что-то еще. Но именно сейчас копаться в собственной памяти не хотелось.

Пять сенши и Такседо. Четыре Лорда, королева и Металлия, воцарения которой не жаждет никто, кроме Берилл. Рано или поздно битва все же состоится, но каким будет итог? Неважно. Главное, что этот бой состоится не сейчас.

Но тревога все же не хотела отпускать. Эмоции были слишком сильными, вырывались из-под контроля. Джедайту было жаль, что их встреча с Рей окончилась... вот так. Ему пришлось догонять того, кто наблюдал за ними, и Рей осталась в одиночестве, не зная, чем закончилась погоня. Но, помимо этого, было еще что-то, и в этом Джед ошибаться не мог.

И в этот момент он не увидел - скорее почувствовал. Колебание чужой - и враждебной - магии, блик солнца на темных волосах, негромкий, угрожающий голос. Джедайт тут же телепортировался к храму, надеясь, что еще не поздно.

Он успел вовремя - Рей не пострадала. И впервые за долгое-долгое время посмотрел в глаза Нефриту.

Раньше он бы не осмелился на это. Слишком велик был риск случайно выдать себя, риск, что собеседник увидит больше, чем ему предназначалось. Выбор, в общем-то, был прост: либо Темное Королевство, либо Рей, и Джедайт без колебаний выбрал второе.

Не знай он, как поступила - поступит? - с ними Берилл, он еще мог бы сомневаться. Но сейчас - нет. Нефрит явно не ожидал такого исхода и вряд ли был настроен на драку, в этом Джед не сомневался.

Развязка последовала очень быстро - наконец прибыли сенши, а вместе с ними и Такседо Маск, и Джед почти против воли посмотрел в его глаза.

Этот взгляд, полный силы, неожиданно обжег его. Он казался знакомым и привычным, так, как будто Джедайт уже видел его много раз и успел привыкнуть. В темно-синих глазах была... сила? власть? право приказывать? Джед не мог определить. Как сквозь туман вспомнил он слова Сейлор Мун:

"Вы четверо были генералами принца Эндимиона, еще тогда..."

Но Такседо, видимо, тоже почувствовав эту невероятную смесь эмоций, отвел глаза - и Джедайт сообразил вдруг, что находится все там же, около храма, а Усаги и Рей уже ушли вперед.


***


Усаги.

Усаги вслед за Рей переступила через порог храма и тут же заметила свой портфель, от которого теперь остались одни уголки. Усаги тут же почувствовала, как руки сжимаются в кулачки, а на глаза наворачиваются слезы, однако заставила себя успокоиться. Прежняя Усаги поступила бы именно так - расплакалась, повторяя "Какая же ты вредная, Рей!" и повторяя про головомойку, которая ждет ее в школе; нынешняя же сумела взять себя в руки, усадила Рей за столик и приготовила чай. Огненная жрица чувствовала себя неуютно, это было заметно по ее чуть скованным движениям, сложенным рукам и взгляду: Рей уставилась в пол, лишь изредка глядя на собеседников. Рей, очевидно, не знала, что говорить и что делать, и особенно стеснялась смотреть на Джедайта.

Напряжение все возрастало: ни один из участников встречи не собирался начинать первым. И поэтому Усаги неуверенно начала:

- Нефрит теперь будет охотиться за энергией, да?

- Да, - подтвердил Такседо Маск. - Но в храм он вряд ли посмеет заявиться.

- Это не так, - вмешался Джедайт, и Усаги вздрогнула. Бывший Лорд Темного королевства как-то умудрился слиться с обстановкой, но его голос - безэмоциональный, почти холодный, - вернул Усаги к реальности. Она поспешно напомнила себе, что Джедайт им не враг. - Враги вернутся сюда. Жрицу храма Хикава знают многие, и вычислить нужное имя будет просто. Нужно как-то обезопасить это место.

Рей резко поставила чашечку на блюдце так, что она звякнула.

- Что? - отрывисто произнесла она. - Я не нуждаюсь в защите! Я выстояла бы и эту схватку, если бы у меня был хеншин! - на этот раз гневный взгляд достался Усаги, и она потупилась.

А Джедайт, заглянув ей в глаза, поинтересовался:

- Мисс Рей, можем ли мы поговорить с глазу на глаз?

И Рей, несмотря на свое нежелание, сказала "да".

И Усаги, проводив взглядом эту парочку, сказала Мамору:

- Не будем им мешать. Сами разберутся.

И, как обычно, оказалась права.
Комментарий к части

И - да, после долгого перерыва я продолжаю этот фанфик и заканчиваю второй день) Разговор Рей и Джеда обязательно выложу бонусной главой)
10. Я беспокоюсь за тебя

Рей вышла из комнаты, с трудом удержавшись от того, чтобы захлопнуть за собой непрочную дверь. Ей хотелось убежать, покинуть это место, и только осознание того, что за ней идет Джедайт, не давало ей ускорить шаг. Она прошла несколько коридоров - не только из-за бурлящих эмоций, но и потому, что не хотела, чтобы Усаги и Мамору услышали их разговор; стены в храме были тонкими. Наконец она открыла дверь в небольшую комнатку и прошла туда.

Джедайт стоял возле двери, облокотившись о косяк, и по лицу его ничего нельзя было прочесть - но это лишь позволило Рей понять, насколько на самом деле он напряжен. По отношению к Джедайту она чувствовала смесь смущения, вины и беспокойства. В конце концов, он открыто противопоставил себя Темному Королевству, когда пытался защитить ее.

Но сам Джедайт явно так не думал.

- Я не смог защитить тебя. Прости, - сказал он, и по сухому, напряженному тону этих слов Рей поняла все, что он хотел скрыть. Джедайт действительно винил себя за то, что произошло с ней, и считал это своим недочетом, своей ошибкой; а ошибки в Темном Королевстве были непростительной роскошью.

Однако через секунду он взглянул на Рей, и взгляд его стал уверенным и строгим, а в голосе появилась твердость:

- Но теперь мы можем быть уверены: враги не оставят тебя. Вычислить твое имя и место учебы не составит труда. Кто-то должен постоянно находиться рядом с тобой, чтобы...

Рей только вздохнула. Опять двадцать пять. Ясно же, что Джедайт волнуется за нее; но все свои эмоции он спрятал глубоко внутри, под непроницаемую маску, и это было в корне неправильным. К тому же Рей отказалась бы от защиты, которую предлагал ей Джедайт, не только потому, что не нуждалась в ней.

Она, в конце концов, тоже за него беспокоилась и отдавала себе в этом отчет.

Но сказать об этом пока не могла. Она откуда-то знала, что если уж Джедайт завел речь о безопасности, он не успокоится до тех пор, пока не исключит все возможные просчеты. Но шанс поговорить откровенно у них был только один, и это время неумолимо истекало.

- Джедайт, - выдохнула Рей, подходя чуть ближе; когда между ними оставалось не более шага, она накрыла его ладонь своей. Тот осекся на полуслове, и Рей внезапно осознала, какой теплой должна была показаться ему ее ладонь, и насколько близко они стоят. Она почувствовала, как горячо становится щекам, но останавливаться она не собиралась.

Джедайт никогда не примет довод о том, что Рей способна справиться сама, и в чем-то он прав: Нефрит наверняка сможет появиться в любой момент, а она может не знать об этом.

Рей прикусила губу. Она не привыкла вот так - взвешивать каждое слово, продумывать доводы; внутри нее было слишком много эмоций, и она уже не могла держать их под замком.

- Дурак! - выпалила она; на лице Джедайта отразилось удивление и еще что-то, чему Рей не могла дать название, но остановиться она уже не могла. - Кто просил тебя меня защищать? Кто просил ввязываться в неприятности? И теперь ты...

Рей сама не знала, чего ей хотелось больше: ударить его или обнять. Выбор сделал за нее Джедайт, крепко прижав к себе, и жрица Огня не стала сопротивляться. Ей было спокойно и удивительно тепло.

- Глупая, - прошептал Джедайт ей на ухо; и каким же теплым был его голос! - Мы оба пытались защитить друг друга... и оба друг за друга переживаем, верно?

- Угу, - согласилась Рей. - Но все равно не надо делать так больше, ладно?

Джедайт отпустил её и заглянул ей в глаза; на его лице было написано "Еще как буду", но он сдержался и сказал:

- Только если ты позволишь мне обеспечить твою безопасность.

- Ну... - хитро улыбнулась Рей. - Ты можешь обеспечить ее и сам.

***


Чуть позже они пойдут к Усаги и Мамору и скажут им, что Джедайт останется в храме. Чуть позже Усаги позвонит обеспокоенная мама, и Усаги будет неловко извиняться перед ней. А потом Мамору возьмет ее на прогулку по крышам и проводит до дома.

И Рей почему-то будет улыбаться.

@темы: Лорды, АУ, Ами, Рей, Сейлор Мун, Усаги/Мамору, гет, джен, фанфик

URL
Комментарии
2015-01-17 в 19:44 

Askramandora
Интересный фанфик получается :smiletxt:

2015-01-17 в 19:55 

Ортенсия
Askramandora, о, спасибо)
честно говоря, я удивлена, что его вообще кто-то на дайри прочел)

URL
2015-01-17 в 19:57 

Askramandora
Ортенсия, да я зашла... думаю, дай открою кат...
А тебя часто вижу у себя в статистике в последнее время. ))

2015-01-17 в 20:15 

Ортенсия
Askramandora, ЫЫЫ, есть еще статистика?
да, я к вам частенько захожу)

URL
2015-01-17 в 20:36 

Askramandora
Ортенсия, ну здрасте. статистика посещений блевничка. ))
Мы не на "ты" были? ну ладно :shuffle:

2015-01-17 в 21:05 

Ортенсия
Askramandora, я так и не разобралась, как ей пользоваться)
можно и на ты, я просто не всегда это запоминаю)

URL
2015-01-17 в 21:12 

Askramandora
я так и не разобралась, как ей пользоваться)
В меню моего дневника открывается, заходишь, смотришь в левой колонке "пользователи", выбираешь дату. Сначала показываются сегодняшние посетители.
Айпи я тоже смотрю, чтобы определить, что именно у меня читали :D

     

Something familiar

главная